Нет на свете такого охотника, который не мечтал бы хоть
один раз в жизни сходить на охоту на медведя. Только одна
мысль об этом ворошит волосы на голове, заставляет учащенно
биться пульс. Это, действительно, проверка на мужество, смелость,
стойкость и выносливость. Медведь — царь наших лесов.
Это наш лев, это почти человек — умный, хитрый, быстрый и
сильный. Не каждый решится охотиться на него. В некоторых местах
охотники никак иначе медведя и не называют, как только
Хозяин. И это говорит о многом...

Бурый медведь — сильный, быстрый зверь. Несмотря на то что вроде бы он неповоротлив, но за два прыжка способен покрыть приличное расстояние. Если ему надо, может догнать лошадь или лося. Хорошо плавает и лазает по деревьям. Любит купаться и чесаться о деревья. Следы когтей на дереве на вышине медвежьего роста могут подсказать опытному охотнику, какого роста здесь был медведь, и имеет ли смысл дальше преследовать такого исполина.

У медведя прекрасный слух и обоняние. Чтобы лучше учуять добычу, он становится на задние лапы. Зрение у этого зверя развито хуже. Медведь тяжелого, крепкого телосложения, с массивными, толстыми лапами, вооруженными длинными когтями, с широкой большой головой, короткой тупой мордой, небольшими ушками и маленьким хвостиком. Почти как очень сильно упитанный «хомячок»! Медвежья голова - не только прекрасное место для хранения хитрого и умного мозга; она надежно защищена крепкой костью. Примером этому может служить рассказ охотника, который с двадцати метров пулей попал медведю в глаз. Пуля прошла в череп, а вылететь — не вылетела. После того как медведя потом все-таки убили, в черепе обнаружили пулю, которая крутилась там, как горошина в кастрюле.

Медведь — умный и бесшумный зверь. Неслышно ходит по валежнику. Может подкараулить охотника на тропе, у привады, может пойти за ним.

ОХОТА НА ОВСАХ

Медведь — лакомка и гурман. Он, безусловно, может съесть все, но излюбленная его столовая — поля, засеянные овсом. Эти места и используются охотниками для охоты на зверя. Охота проводится в конце августа или начале сентября, когда овес достигает полной спелости. Приход медведя на овес не может остаться охотником незамеченным. Медведь обсасывает и мнет стебли овса, оставляет следы кала. Домашние животные поедают овес полностью, а медведь оставляет объеденные стебли. Перепутать сложно. Приходит медведь на поле тропами, и эти примятые дорожки к полю тоже заметны.

Для охоты на медведя на местах кормежки (если рядом есть деревья) или на тропах подхода зверя к месту питания (в нескольких местах) заблаговременно ставят лабазы. Их устраивают на деревьях. Лабазы можно использовать все сразу, в зависимости от численности охотников, или использовать конкретно один лабаз, который выбирают по условиям направления ветра, освещения или подхода медведя.

Лабаз должен отвечать следующим требованиям: быть крепким, не скрипеть, иметь спинку, упор для ног. Сидеть в лабазе, возможно, придется очень долго, и лучше, если бревна, на которых охотник расположится своей охотничьей попой, или, вежливо выражаясь, тем местом, на которое он постоянно ищет приключений, будут гладкие или накрыты мягкой подушечкой.

Некоторые охотники привязывают себя к дереву веревкой, чтобы не свалиться по недоразумению. Сидеть, не шевелясь, очень долгое время не так легко, как кажется, на первый взгляд, но это очень даже по вкусу тучам комаров и другой мошкаре.

Нельзя кашлять и курить. Курильщики должны перед тем как лезть на лабаз, пожевать веточку ели. Запах табака не так чувствуется. Некоторые охотники за неделю до охоты на медведя не бреются, не пользуются лосьоном и одеколоном, не курят и даже не пьют.

Одеваются в одежду, висящей не в доме, а на улице. Строительный материал надо привезти с собой или рубить его в отдалении от места охоты, а не добывать здесь же, подсказывая медведю, что охотник что-то здесь замыслил, изобретал и конструировал.

Стучать молотком или топором во время строительства лабаза нежелательно. Обычно лабаз устраивают на одном дереве, на высоко расположенных и подходящих для такой затеи ветках, или на рядом стоящих деревьях, используя сразу стволы двух деревьев. Надо позаботиться о том, как влезать на лабаз. Лучше, если ступеньки на лабаз уже «сделаны» природой, дерево имеет подходящие суки и ветки. Можно прибить к дереву ступеньки, если ствол гладкий, а само дерево очень даже подходит для охоты. Впрочем, делать это нежелательно, а если и придется, то лучше днем, когда медведь находится далеко от производимого вами шума.

Лабаз должен находиться от земли на высоте до пяти метров. Помните, что медведи лазят по деревьям гораздо лучше охотника. Этот факт тоже нужно учитывать.

Некоторые охотники, увидев огромного медведя, просто забывали и про ружья, и про патроны, и про все на свете, сидя на дереве, не шевелясь, почти парализованные. Поэтому на медвежью охоту надо брать больше патронов, заряженных пулями, и всегда их иметь под рукой в легко доступном месте. Может быть, охотник про них в нужный момент и вспомнит. Некоторые охотники патроны берут в зубы или держат в руке свободными пальцами.

Если вы сделаете лабаз слишком низко или забудете, зачем вы влезли на дерево, то может так случиться, что медведя вы будете спихивать вниз ногой. Ваша нога должна обязательно медведю понравиться. Волноваться особенно нечего! У вас же две ноги! Другая нога, может быть, и останется, если медведь целиком не стащит вас вниз. А там.... Врукопашную! Прикладом, подсечку, подножку, через голову его! В общем, пусть вам земля будет пухом! Медведь обычно набрасывается на охотника, заваливает его и начинает рвать когтями. Сдирает с головы кожу. Но как только человек потеряет сознание, медведь его оставляет и уходит. Иногда заваливает человека ветками. После того как зверь напал на человека, он становится еще осторожнее. Я так думаю, что осознает им содеянное.

Удачный лабаз тот, который скрыт ветками дерева, не выдается темным пятном и не выдает присутствие охотника. Лабаз следует занимать задолго до захода солнца. Подходить к нему надо с той стороны и с таким расчетом, чтобы не пересекать медвежью тропу.

Медведь — осторожный зверь. Его можно обмануть, если, например, к лабазу подойти вдвоем или группой охотников. Один охотник лезет на лабаз, другой или другие продолжают путь дальше, вроде бы здесь и не причем. Возможно, медведь и поверит, что вся компания прошла мимо и ему ничего не угрожает. Некоторые охотники высаживаются на лабаз из телеги, и она уезжает. Вся охота сводится к тому, что надо дождаться медведя, не подшуметь его, правильно прицелиться и выстрелить. Стреляют медведя пулей. И не одной. Пули должны быть тяжелые, пробивные. И стрелять ими надо до тех пор, пока медведь не будет убит. Раненый медведь еще более опасен, чем не стрелянный совсем.

Ружье должно иметь сильный бой. Подойдет для этой цели и пятизарядное ружье, которое перед этим было внимательно осмотрено и проверено. Осечек не должно быть. К такой охоте же вы готовитесь заранее! Это когда просто идешь по лесу, и на тебя вываливается медведь... Хорошо, если ружье уже заряжено пулей, а если нет? В этом случае надежнее обыкновенной двустволки ничего нет. Пока перезарядишь пятизарядное ружье, пока в него всунешь нужные патроны... Медведь успеет вами не только позавтракать, но и пообедать и даже поужинать. Прежде чем подойти к убитому медведю, убедитесь, что он действительно убит. Лишний выстрел этому не повредит. Нервное напряжение таково, что за медведя можно принять домашнее животное или идущего по полю человека. Надо стрелять только по явно видной цели.

Голова как убойное место понятна. Сердце медведя находится, как это ни странно, в туловище, на уровне сгибов передних лап. Примерно там, где у нас локти.

ОХОТА НА БЕРЛОГЕ

Охота на берлоге - издавна русская охота. Сейчас эта охота становится самой распространенной. Медведь ложится в берлогу задолго до выпадения снега. Перед тем как лечь, медведь готовит свою берлогу. Он устилает ее пол ветками, дерном, и это помогает охотникам обнаружить берлогу. Если медведь не успел лечь в берлогу до выпада снега, то он это делает позже и, разумеется, так как летать не может, следит около берлоги. Это тоже может подсказать охотникам место, где находится медведь. Во время спячки у зверя притормаживаются все жизненные процессы, и поэтому он пахнет слабо. Даже хорошая лайка может обнаружить берлогу с медведем только на близком расстоянии. Как только он лег в берлогу, то первое время спит в ней очень чутко, дремлет, прислушивается. Охотник, зная это, старается не подходить близко к берлоге, а, выяснив место, где она находится, обходит ее по кругу. Этого охотника мы будем называть окладчиком. Он выясняет место нахождения берлоги, окладывает ее с тыла, перекрывая пути отступления медведя, (а иногда зверь может броситься и на окладчика), расставляет стрелков.

Охоту на берлоге проводят во второй половине зимы, когда медведь спит более крепко, «облежится». Окладчик еще раз проходит около берлоги тем же самым путем, что и раньше, не подходя к ней близко, убедившись в том, что медведь на месте. Стрелки занимают свои места на противоположной стороне берлоги, практически напротив выхода из нее, на расстоянии 8—10 метров. Некоторые охотники подходят и ближе. Не уверен в своих силах — становись дальше. Как только медведь из берлоги вылез к окладчику, лучше отойти в сторонку с линии обстрела и наблюдать за охотой со стороны.

Окладчик должен быть готов прийти охотникам на помощь и быть готов к выстрелу на случай, если медведь пойдет не на охотника, а на окладчика. Перед охотой стрелки должны утоптать снег вокруг себя, чтобы более удобно расположиться на номере.

Утаптывать снег следует осторожно. Лишняя осторожность никогда не помешает. А то проснется мишка и выскочит из берлоги, когда его никто не ждет. Подходить к берлоге тоже следует осторожно, не производя лишнего шума, и лучше, если это делать против ветра. По ветру может подходить только окладчик. Медведь, почуяв человека, если, конечно, он не спит крепко, выбежит прямо на стрелков. С окладчиком должны находиться рядом собаки — лайки, специально подготовленные для такой охоты.

Собак может быть две или три. Есть лайки, которые и в одиночестве, нападая на медведя, вовремя отступая, сдерживали медведя на одном месте, позволяя охотникам прицелиться и произвести для медведя роковые выстрелы.

Собаки не должны быть слишком «бесшабашными», они не должны вцепляться в медведя мертвой хваткой и висеть на нем в тех местах, в которых медведь может их убить лапой. Они должны нападать на медведя сообща, иногда прихватывая его за мягкие места, иногда отступая. Для мертвой хватки наиболее подходящее место — это спина, но и то, некоторые медведи могут опрокинуться на спину и придавить собаку. Лучше всего, когда собаки, понимая друг друга, работают сообща.

Идеал такой работы, когда медведь остановился, крутится на одном месте, а то и просто садится на круп и сидит. До того момента, пока медведь все еще сидит в берлоге, задача собак, облаивая медведя в берлоге, — заставить его из берлоги вылезти. Некоторые медведи в берлоге сидят два часа, а то и больше. Некоторые медведи вылетают из берлоги пулей, другие вылезают с достоинством. Одни удирают, другие бросаются в драку. Одни нападают на охотника сразу, другие воюют с собаками. Все это делает медвежью охоту непредсказуемой и интересной.

Когда собачий лай не помогает, окладчик пытается расшевелить медведя длинной жердью. Чтобы медведь не так быстро выскочил на стрелков, в берлогу засовывают «еж», сделанный из ели с отрубленными ветками или из скрещенных и перевязанных друг с другом жердин. Другие охотники расчищают полянку перед берлогой, вырубая небольшие деревца.

Окладчик при выгоне медведя должен быть обязательно сам вооружен и предусматривать все изменения, возможные в сложившейся ситуации. Он должен соблюдать осторожность и аккуратность. Окладчик должен быть хорошо виден стрелком. Неосторожный выстрел — и вместо медведя можно положить окладчика.

Раньше на такую охоту и вообще на охоту на медведя брали не просто метких стрелков, а настоящих, выдержанных, мужественных мужиков. Перед тем как пойти на охоту, охотники прощались друг с другом и со своими семьями. Окладчик должен знать по шуму в берлоге, когда продолжать беспокоить медведя, а когда пора уже отступить и ждать его появления. Некоторые, нерадивые окладчики — а такой случай был — чтобы убедиться, что медведь на месте, засовывали голову в берлогу и высматривали там медведя. Взмах лапой — и окладчик оказывался без головы. Этот случай охотники записывали на видеокамеру весь процесс высматривания медведя, и только это послужило доказательством того, что охотник погиб по своей глупости, а не от очередной «разборки» вооруженных структур.

Стрелки по вылетевшему из берлоги медведю должны стрелять быстро и точно. Быстро — это не значит слепо и необдуманно. В выстрел не должны попасть собака или окладчик. Стрелки не должны ограничиваться одним выстрелом. И для этого случая подходит поговорка: «Сэкономишь патроны — потеряешь жизнь».

В охоте на медведя пули из нарезного оружия неэффективны, если охотник не умеет их точно и верно использовать. Самое лучшее — это обыкновенные пули из гладкоствольного ружья двенадцатого калибра, обладающие хорошей пробивной и останавливающей способностью. Это лишь издали кажется, что все ерунда, приедешь, поднимешь и выстрелишь. В жизни все по-другому. Вылезает медведь из берлоги, и хорошо, что вспомнишь о ружье и сделаешь прицельные и верные выстрелы. А бывает у охотника затрясутся руки, побелеют губы, и начнет он пулять во все стволы и стороны, не разбирая, где какой патрон, где зверь, где человек. На охоте на медведя, наверное, на единственной охоте, получаются сдвоенные выстрелы, когда одним пальцем нажимаешь на два курка сразу, не думая о сохранности ружья.

Если место расположения берлоги неясно, ее так и не удалось найти (а такие случаи бывают), но на снегу есть входные следы медведя, то охота на берлоге проводится облавой. Стрелки становятся на номера в местах вероятного появления медведя, а когда позволяет ветер, то и на входном следе, чтобы ветер дул на стрелка, а не от него. Загонщики поднимают шум, пускают собак и гонят медведя. В этом случае в силу вступает закон, которому беспрекословно должны подчиняться все участники загона: стрелки должны знать, где находится соседний номер, не стрелять вдоль стрелковой линии, не стрелять на шум, не применять круглые пули, не сходить с места и не подходить к убитому медведю без общей команды «отбой». На номерах соблюдать тишину, не курить. При приближении загонщиков ближе пятисот метров стрелки не должны стрелять.

Вооружены должны быть и загонщики. Они внимательно и с осторожностью осматривают труднопроходимые места, завалы бурелома н т.д., ориентируясь на лай и поведение собак. Загонщики стреляют только по хорошо видимой цели, не стреляют, если подошли близко к стрелкам и во время своего передвижения должны постоянно подавать какие-нибудь звуки, чтобы окружающие его другие загонщики и стрелки знали, где находится гонящий медведя человек.

Медведь может залезть на дерево. Охотники должны предусмотреть и этот вариант. 

ОХОТА С СОБАКАМИ

Практически охоту загоном всегда желательно осуществлять с собаками. От них больше проку, чем от полка солдат. И вообще, если это не охота на засидках или на лабазах, когда требуется предельная тишина, чтобы зверь подошел близко, всегда в охоте на медведя используются собаки.

Успешное применение собак проводится осенью, по чернотропу, когда нет следа зверя и невозможно его протропить и выследить. Двух-трех собак спускают с повода, и с ними охотник обходит наиболее вероятные места появления медведя.

Осматриваются овсяные поля, старые ягодники, брусничники. Если собаки почувствовали след медведя, то они почти моментально становятся на след, находят и окружают зверя, держат его на одном месте до прихода охотника.

К остановленному медведю охотник должен подходить осторожно, под прикрытием деревьев и кустов. Он должен подойти к зверю на такое расстояние, чтобы ему было хорошо его видно, а зверь находился на расстоянии верного выстрела.

Выстрел производится только в том случае, если он гарантирует безопасность собак. Хорошая собака — это не только гордость и богатство, в буквальном смысле этого слова, охотника.

Некоторые из них - лосятницы - даже пригоняют лосей к дому охотника, держат зверя по нескольку дней. Хорошая собака — это еще и предмет зависти других охотников и многих окружающих охотника людей.

Некоторые охотники специально подготавливают собак таким образом, чтобы они не боялись холода (ночуют на снегу), не сбивали лапы (место около собачьей будки или в вольере усыпано галькой — собачьи лапы к ней привыкают), натаскивают собак на зверя, приучают к воде (на несколько дней сажают в яму с водой пока собака не привыкнет, если приучить к воде нельзя было более мирным способом) и т. д. Отдают собаке все свободное время и все силы. Одному на охоте все же грустно. Когда есть собака — охотников уже двое.

Собак используют и для охоты на берлоге и пускают их по следу медведя. Раненого медведя можно найти только с собаками. Обычно вылезшего медведя опытные охотники стреляют в тазовую часть, чтобы дать возможность собакам вволю поработать по мишке, а потом добивают зверя выстрелом в голову. Гуманно долго медведя не мучить. Для этого вполне достаточно пяти минут. В берлоге, где есть прошлогодние медведи, собакам позволяют вволю повоевать с ними. Собаки учатся, набираются смелости. Медведь, преследуемый собаками по глубокому снегу, через 6—8 км может остановиться и напасть на охотника. Поэтому совет при любой охоте на медведя: охотник, внимательно слушай своих собак: они твои глаза и уши в лесу.

ОХОТА С ПОДХОДА

Охота с подхода проводится охотником, когда овсяных полей очень много, они небольшие и посещаются медведями нерегулярно и в непонятной последовательности. Если поле очень большое, и оно посещается медведем не всегда с одной тропы, а в нескольких местах, то на каждом месте по лабазу устраивать нецелесообразно, тем более, что когда нет столько охотников, чтобы «закрыть» все тропы. Вот тогда охотник идет и высматривает кормящегося медведя.

Заметив его, он пытается приблизиться к медведю на верный выстрел. Пытается подойти. Заранее охотник выясняет, как удобнее подобраться к медведю, какими тропами, чтобы не подшуметь и быть незаметным.

К медведю надо подходить так, чтобы ветер дул от него на охотника, а не наоборот. В такой охоте поможет бинокль. Некоторые охотники при подходе к медведю укрываются за срезанную елочку или сноп овса. На опушке леса медведь может появиться около поля еще и до захода солнца. Одежда охотника должна быть неброской. Он должен постоянно наблюдать за поведением медведя. Когда медведь продолжает свой обед, охотник может осторожно двигаться. Но вот зверь перестал есть, насторожился, прислушивается, присматривается. Охотник должен прекратить движение, замереть. Стрелять следует только по ясной цели. Возможно, другой охотник посетил это поле в надежде заполучить косолапый трофей. Невнимательность и неаккуратность в таком деле может привести к трагедии. Немного отвлечемся от охоты на медведя и поговорим вообще об охоте с подхода. Эта охота требует бесшумного шага. Она требует опыта, постоянного совершенства и постоянного обдумывания своего поведения. «Один раз шагнул — сто раз прислушался», — мудрая пословица. Когда охотник идет по лесу, то шум от его шагов вычеркивается им из его внимания. Главное для него — шаги соседа, и они кажутся ему слишком громкими.

В лесу лучше по сторонам не смотреть. Постоянно напрягая зрение, фиксируя его то на близко расположенных, то на далеко удаленных предметах, через некоторое время вообще перестаешь что-то видеть. Начинает болеть голова. Надо научиться ходить по лесу беспечно, не замечая красок, форм, смотря либо себе под ноги, либо в пространство. В лесу все живое выдает себя движением. У охотника должна быть хорошо развита реакция на движение. Мышцы лица во время охоты должны быть расслаблены. Так ушные раковины лучше воспринимают звук. Рот при этом должен быть полуоткрыт. Надо дышать ртом. Шум воздуха, проходящего через ноздри носа, мешает слушать лес. А лес только перед грозой бывает безмолвным. То там, то здесь раздается скрип волнующихся от ветра деревьев, если они трутся друг о друга, то слышится скрежет, и это тоже отвлекает охотника. Он останавливается и, не зная этого звука, устремляется туда, где, как ему кажется, стоит желанный зверь. Писк рябчика, к которому прислушивается охотник, почти так же заставляет вздрагивать и так же волнует охотничье сердце, как и свадебный зов лося. Только потом охотник понимает, что это рябчик, только потом он начинает вспоминать, что у рябчика есть лишь три сообщения своим пернатым — лечу, иду на ногах и лети сам. Рябчик охотнику сейчас не нужен. Он делает шаг в сторону, но здесь из кустов, из придорожной лужицы вылетает утка и исчезает вдали. Охотник досадно разводит руками. Слух, выудив из тишины леса определенный звук, настроился только на его источник, забыв, что рядом существуют другие звуки. Такое поведение характерно для непрофессионалов. Охотник обязан отмечать все. Не отвлекаясь, он должен определять, на каком расстоянии находится источник звука, кто его издает и не забывать, что в этом месте может находиться и другая дичь, представляющая для него больший интерес.

Лес стимулирует работу органов чувств и приглушает работу мозга. Ни о чем не хочется думать. Когда человек занят охотой, то он все отбрасывает в сторону, как ненужное, и особенно то, что не имеет практического применения для того дела, которым он сейчас занят. Люди, прожившие большую часть жизни в лесу, живут эмоциями, а потом уже рациональным умом, и это их в корне отличает от городского человека, меняя что-то во внешности, в душе и сердце. Деревенские люди более добры и наивны, как лес, как то, с чем они живут. Это притягивает.

Победить зверя, перехитрить его может только другой зверь. Вот таким зверем и должен стать охотник, взяв у лесного обитателя слух, нюх, шаг, глаз, осторожность, терпение и выносливость. Охота с подхода помогает охотнику проверить свои силы и помогает всем качествам охотника проявить себя на деле.

ОХОТА НА ЗАСИДКАХ

Охота на засидках похожа на охоту на овсах. Используется точно такой же лабаз, и он точно так же устраивается. Приманкой для зверя может быть сдохшая корова, заваленный медведем лось, огороды и даже пасеки, посещаемые медведем для лакомства медом.

Если лось или корова были завалены медведем, то прежде чем подойти к такой «естественной» приманке, охотник должен убедиться, что поблизости нет самого хозяина. Обычно вперед посылают собаку. Если медведь рядом, трусливая собака не пойдет, а смелая отметит нахождение животного лаем. Медведь может охранять свою добычу, спрятавшись. Выскочит он неожиданно и, возможно, почти рядом. Не факт, что охотник успеет поднять ружье. Встречались, конечно, случаи, когда охотник был готов к такому нападению, но для этого место от охотника до медвежьего «магазина» должно хорошо просматриваться.

Посмотреть место, где медведь придушил лося или корову, лучше на лошади, чтобы около медвежьей добычи не оставлять человеческих следов. Лабаз строится от растерзанного животного в 20—30 шагах. Не следует строить лабаз и вблизи от входного или выходного следа зверя.

Некоторые медведи, чувствуя опасность, перетаскивают свою добычу и прячут ее в труднодоступных местах. Медведь — не слабое животное. Один охотник тоже, как и мы с вами в этой главе, сел на засидку около положенной им дохлой коровы. Вышел медведь и стал эту корову, как тряпку, трепать из стороны в сторону! Посмотрел охотник на эту чудовищную силу и не стал стрелять. Признайтесь, кто решился бы? Некоторые охотники к ружью прикрепляют фонарь и стреляют в темноте уже более точно. Можно и случайно застать медведя за трапезой. Один охотник увидел медведя и, не целясь, стрельнул, наверное, от испуга. Когда дым от выстрела рассеялся, то на месте, где был медведь, словно трактор прошелся по земле: дерн снят толщиной в двадцать сантиметров, а зверя и след простыл. Были случаи, когда и местные жители встречались с медведем случайно. Однажды произошел такой случай. Увлекся медведь малиной. А одна баба возьми да и тресни его по макушке палкой. Медведь выдал все, что накопилось у него в желудке, и деранул. И разрыв сердца у медведей тоже случается, если он раньше не случится у человека. Встреча с медведем неприятна, но избежать ее можно. Некоторым, не понявшим этого, ноги отказывали, люди начинали заикаться. Адреналин, конечно, при такой охоте во все вены бьет.

Большинство медведей шатунами становятся по вине нерадивых охотников или от неправильно организованной охоты. Животные стараются держаться подальше от человека, когда они здоровы и сыты. Они занимают меньше места на земле, чем человек, а вскоре их совсем не станет. Один из них — медведь. Неужели так трудно ужиться нам вместе, без убийства? Не надо переносить человеческие законы в лес. 

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ В КРУГЕ

Медведь залег в берлоге, и место ее расположения предположительно вычислено. Нет выходных следов зверя, на приметку охотник примерно приметил, где может находиться медвежья берлога; но окладчик не очень опытен в стрельбе, и тогда для него безопаснее применять охоту на медведя в круге. Охотники окружают берлогу с южной стороны, где обычно у медведя находится в нее вход. Эту же охоту можно применять, если окладчика и не было вовсе. Это нужно для того, чтобы окладчик не стоял в сторонке и не наблюдал с завистью за охотой. Сообща с медведем воевать веселее. Итак, выяснено, что охотники вышли на пяту медведя - последний след, прежде чем ему пойти в берлогу. Но охотники еще не знают, лег ли медведь в берлогу или просто в снегу устроил лежку, с которой он легко поднимется. Если медведь лег в берлогу, то ее просто окружают, если он не в берлоге, то на всякий случай на пяте оставляют одного охотника. Медведь может уйти этим путем. Остальные охотники уходят в оклад. Прошло много времени, зима морозная, и можно предположить, что медведь уже «облежался». Тогда вначале спускают одну собаку, менее напористую, она лаем показывает, где находится берлога. Если медведь не лег в берлогу, то она выгоняет его либо на пяту, либо на охотников в окладе. Собачий лай более или менее однообразен и не похож на лай, когда собака видит появившегося зверя. Тут можно сделать предположение, что медведь еще в берлоге. Вот тогда надо спешить. Охотники приближаются к берлоге, они окружают ее, становясь друг от друга на расстоянии четырех-пяти шагов и в десяти-восьми шагах от берлоги. С одной, с южной стороны, где у медведя выход из берлоги. Если медведь сидит в берлоге, то охотник с пяты отзывается и приближается к своим товарищам, становясь в круг. Подзывать охотника, стоящего на пяте, следует только тогда, когда остальные удостоверились в том, что медведь находится в берлоге. Если они подшумели зверя, то, скорее всего, их товарищ уже целится в приближающегося медведя. Зверь в берлоге, и теперь можно спускать более «крутую» собаку. Пусть выгоняет медведя из берлоги, готовится его хватать за попу. Медведю можно перебить зад и лапу, чтобы он не мог сильно защищаться от собак, но всегда стрелять надо точно и наверняка, и это зависит от опыта охотников.

Медведя надо разделывать тут же, не забыв угостить собак сладким кусочком, отделив и стараясь не затронуть желчный пузырь и желудок. Если с этим делом обождать, то мясо может быть либо испорчено, либо туша замерзнет, и ее вес станет еще больше.

Медведь уходит в глухие места, а тащить его обратно придется охотникам. Оклад медведя даже сутками ни в какое сравнение с такой работой не идет.

Охота — это та же работа, и если ее делать, то делать надо добросовестно. Да и не бросать же мясо в лесу после такой работы только потому, что нет сил его тащить. Значит, надо попотеть. Возможно, для кого-то это и приятное дело.

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ ОБЛАВОЙ

Облава и загон — это одно и то же. Говорить легче, писать сложнее. Назовем одну главу облавой на медведя, а другую загоном, получатся две разные охоты. Но это же неверно! Когда охотников достаточно, то можно устроить, действительно, хорошую облаву на медведя. Если охотников мало, то это не облава, а так... для успокоения собственной совести, от безвыходности.

На любой охоте должен быть человек, грамотный охотник, кто хорошо знает, что должен делать каждый охотник, кто хорошо разбирается в повадках медведя. Этот охотник внимательно изучает место охоты, оклад и особенно южную его сторону.

Если лесной массив невелик, а след медведя потянул на север, то, вероятнее всего, этот след и будет пятой медведя. По этому же месту медведь может вернуться из оклада. Около этого места и по бокам от него надо и расставить охотников-стрелков. Охотники, как при любой облавной (загонной) охоте, выстраиваются цепью, по прямой линии. Один от другого на расстоянии семидесяти шагов с тем расчетом, чтобы каждый стрелок видел соседа, а выходящего медведя видели два номера сразу. На номерах запрещается разговаривать, курить, шевелиться и даже крутить головой. В лесу выдает любое движение. У зверя, что и у человека, на этот счет точно такое же мнение. Место для номера лучше выбрать около дерева, за кустами средней высоты.

Одежда на охотников должна быть неброской, но обычно с добычей бывает тот, у кого одежда не только не броская, но еще и по цвету сезона: зимой — белая. По обе стороны линии стрелков расставляются четыре — пять охотников-«молчунов», которые ничего не делают, не шумят, а только своим внешним видом пугают медведя, «редактируя» его бег, направляя зверя на номера. Этих охотников можно ставить и на открытые места, чтобы через них медведь не ушел. Как только появляется на их пути медведь, «молчуны» взмахивают руками или делают два — три шага. Кричать и разговаривать они не должны. Загонщики располагаются в стороне от оклада, и как только стрелки встали на номера, подготовили свое место, зарядили ружья, по общей команде начинается гон. Загонщики (крикуны) начинают орать и вести себя самым невероятным образом. Если оклад небольшой, то загонщики и «молчуны» могут стоять почти рядом.

Главное — вывести медведя на стрелков.

Загонщики могут и не двигаться к центру оклада.

Медведь чувствует человека на расстоянии 500 м. Это надо учитывать при расположении стрелков и крикунов. Медведь не поднимается — тогда спускают собак (ершей), которые поднимают зверя лаем. Медведя желательно подпустить ближе и, прицелившись в убойные места, застрелить. Если медведь идет на номер соседа, его надо пропустить и стрелять только тогда, когда соседу нужна помощь. Сходить с номера, подходить к убитому медведю без команды нельзя. Помощь нужна соседу, тогда можно и подойти, но предупредив об этом соседние номера. Все охотники должны быть вооружены и готовы к непредвиденному нападению медведя. Хорошо, если ветер дует от крикунов на зверя. При замкнутом окладе это неважно, так как медведь от голосистых и шумливых начнет двигаться в сторону тихих, скромных и незаметных охотников.

ОХОТА С РОГАТИНОЙ НА МЕДВЕДЯ

Забытая русская охота, на которую сейчас решаются далеко не все, а вернее, никто не решается. Вот уж здесь точно - кто кого! Для такой охоты требуются сильные, смелые, мужественные, ловкие охотники. Рогатина может быть тяжелой и большой, и поэтому некоторые охотники советуют ее держать вдвоем. Если мужичок крепкий, то можно и одному. Рогатина и состоит из рогатины, сделанной из крепкого дерева. К центру рогатины крепится длинный нож из надежного металла. Некоторые охотники обивают рога у рогатины металлом. Рогатина может быть и другой формы — заостренный кол с наконечником, острием из металла или обитый металлом. Как бы там ни было, все эти приспособления называются рогатиной. История охоты на медведя с рогатиной помнит и не совсем разумных охотников, которые просто вырубали в лесу рогатину и с ней шли на медведя. Один такой случай закончился переломом одного рога у рогатины и рукопашной борьбой с медведем, который был застрелен уже в упор из табельного оружия благодаря тому, что охотник принадлежал к военнослужащим. В другой раз рогатина была взята егерем на всякий случай. И оказалось, что не напрасно. Карабин отказал. Рогатину (заостренный кол с металлическим наконечником) воткнули медведю в грудь, но он продолжал драться. Тогда другой охотник ударил медведя сзади топором по голове. Медведь свалился. Он еще долго продолжал шевелиться, пока, наконец, карабин не прекратил это человеческое, а вернее, бесчеловечное безумство.

Охота с рогатиной, конечно же, фантастична, и такую охоту может осуществить любой желающий, но, если рядом есть человек с ружьем, — так, на всякий случай, тогда это как-то спокойнее.

Такая охота проводится до выпадения снега, чтобы охотнику ничего не мешало передвигаться. Рогатчиков может быть двое, и даже лучше, если их двое: один поддерживает другого. На такую охоту желательно брать собак, которые остановят и закрутят медведя. Человек для медведя представляет большую опасность, чем собаки. И зверь не упустит возможности напасть на охотника. Иногда медведь останавливается перед тем, как броситься на охотника, вроде бы что-то соображая, может делать вид, что его интересуют только собаки, не глядя и не обращая внимания на человека. Но потом вдруг резко и очень быстро он забывает про собак и набрасывается на охотника. Этот момент нельзя пропустить, и надо быть готовым к таким выпадам противника. В этот момент медведь сильно и кратко рычит - пугает. Если охотник не опытен, то он слишком сильно наседает на медведя, забывая о том, что зверь только и ждет, когда охотник приблизится к нему, увлечется преследованием, обрадуется отступлению мишки и забудет, что на любой войне отступление — тот маневр, чтобы расслабить противника и напасть на него, когда тот полагает, что враг отступает. Опытный охотник не подходит к медведю ближе чем на двадцать — тридцать шагов. Внимательно наблюдает за зверем, останавливается и прекращает преследование отступающего мишки, выбирая те места схватки, которые ему удобны.

Более того, охотник делает вид, что боится медведя и старается своим телом загородить рогатину, чтобы применить ее в нужный и незаметный для медведя момент. Когда тот сорвался с места, летит на охотника и остается между ними несколько метров, охотник уже приготовился, сообразил, куда следует вонзить рогатину, и для него нападение медведя не окажется неожиданным, как если бы зверь был близко, и охотник не успел бы даже выставить рогатину. Медведь может отшвырнуть рогатину в сторону, оказаться рядом с охотником, а длина рогатины не позволит ее наставить в медведя.

Борьба с медведем должна происходить на свободном месте. Не должно быть поваленных деревьев, сучьев и всего того, что способно оказать охотнику «медвежью услугу». Подпустив медведя на расстояние, на которое его можно достать рогатиной, охотник делает резкий, сильный и короткий удар, без размаха, с выпадом рогатиной вперед. Охотник должен попасть в грудь, в пах или под лопатку. Медведь обычно бросается на человека, находясь на четырех лапах. Нужен навык и опыт, чтобы правильно принять медведя на рогатину. Если представить себе все, что я так замечательно описал, то сам по себе возникает вопрос — а надо ли вам все это? Подольше подумайте, посоветуйтесь с женой и поезжайте охотиться... на уток.

Охота с рогатиной на медведя опасна. Некоторые охотники только случайно не погибли, а другие про себя этого уже сказать не могут. Некоторые охотники подставляют рогатину под вставшего на дыбы медведя, уперев ее в землю, и когда тот опускается на четыре лапы, то он сам прокалывает себя почти насквозь.  Надо знать, когда и как поставить рогатину.

ДРУГИЕ СПОСОБЫ ОХОТЫ НА МЕДВЕДЯ

Кроме перечисленных способов охоты на медведя, существуют еще такие виды, как охота на медведя на солнцепеке, когда мишка нежится на солнце; охота на медведя при помощи вертолетов, что просто можно назвать вредительством. Удовольствия такая охота человеку не представляет, а сама она приравнивается к убийству. На медведя охотятся с медвежьими капканами, которые сейчас запрещены, башмаками, когда в крепкую деревянную чушку вбиты под углом гвозди, и медвежья лапа, лопав в такую чушку, обратно вылезти не может. Чушку привязывают цепью к дереву, предварительно положив на ее дно «ложку» меда. Медвежьи ямы с кольями на дне тоже запрещены. Раньше, в древности, медведей ловили тем, что в деревянный тазик наливали водку. Медведь упивался, и его пьяным брали.

Для отлова медведей применяются кулема, когда падающие с крепления деревья придавливают медведя, наступившего не совсем в нужное место, щемиха — работающая по тому же принципу, что и кряж.

Следующая ловушка, если так можно выразиться, безопасна для человека и неприятна для медведя. Зверь влезает на дерево за бочкой меда, не может ее достать из-за того, что ему мешает закрепленная на дереве площадка, он цепляется лапой за эту площадку, и так как он не может долго висеть, сваливается на расставленные внизу колья.

Есть много способов приманить медведя к одному месту. Сделать это можно при помощи положенной и не присыпанной или частично присыпанной сдохшей лошади или коровы. Чтобы зверь сразу не утащил тушу, ее к земле либо примораживают, либо крепкими кольями прибивают.

Некоторые охотники притапливают в воде тушу дохлой коровы так, чтобы только ее одна часть виднелась на поверхности, здесь и ставят капкан на медведя. Если подохшей коровы в ближайшем будущем не ожидается, то в земле вырывают яму глубиной и шириной 70 см, в нее вставляют сруб, сверху накрывают крепкими закрепленными между собой бревнами так, чтобы этот настил выходил за размер ямы на метр, и все это засыпают землей. В потолке такого сруба вырубают окошечко, чтобы в нее могла пролезть только медвежья лапа. В яму кладут падаль.

Некоторые охотники сваривают клетку из крепких металлических прутьев и уже в нее кладут падаль.

ТРАДИЦИОННЫЕ СОВЕТЫ ОХОТНИКАМ

Привада, выложенная до выпадения снега, у волков пользуется большим доверием. Так же и у других хищных животных. Медведь к приманкам не такой требовательный зверь, но если почувствует человека (а медведь чувствует все в радиусе до 500 метров), то к приманке не подойдет.

Чем медведь больше, тем он смелее.

Любимое место у коровы для медведя — вымя. В этом месте (если такое разрешено) ставят медвежьи капканы.

Медведи любят рыбный запах, коровье молоко, мед, даже само слово медведь вроде бы произошло от слова «мед». Привлекает современного зверя запах бензина, солярки. Нередко медведи валяются в месте, где была пролита эта жидкость. Привлекают медведя анисовое масло, рыбий жир, запах смолы хвойных деревьев, солонцы (как и лосей), изделия из брезента, пластмассы. В Средней Азии медведи любят абрикосы. В Казахстане, при отсутствии большой привады, медведей ловили на дохлых мышей. Около закопанной в землю банки с открытым верхом ставили капканы.

Осенью медведь на приваду приходит чаще на утренних зорях, весной — на вечерних. Чтобы воспитать хорошую лайку-медвежатницу, охотник еще щенком клал ее спать на медвежью шкуру. Лайка не боялась своей «ходячей подстилки».

Для охоты зимой необходимы лыжи. Сейчас в магазинах можно купить любые лыжи. Только крепление к ним надо прикреплять самостоятельно. Многие охотники не знают, как это делается.

Начинать надо со следующего. Положить лыжи плоскостью на палец (лыжи уравновесятся) и найти их середину. В этом месте крепится поперечный ремень. Если охотник при движении использует палки, то лыжи можно просто натереть воском; если он передвигается без палок, — то лыжной мазью, по погоде.

Некоторые охотники обивают лыжи оленьей шкурой (волосы направлены назад) или прибивают небольшую шкурку на конец лыж. Лыжи не скользят назад.

Еще один хороший совет для охотника: просверлите отверстия на носках лыж. Если лыжи за эти отверстия соединить друг с другом или к ним привязать веревку, то получатся замечательные санки, на которых можно вывозить из леса убитого зверя.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Охота на медведя — это «дипломная работа» охотника. Высшая ступень совершенства характера, воли и мужества. Встреча с опасным зверем (медведем) может произойти там, где вы этого совершенно не ждете. Если встреча все же произошла, то, ею медведь будет недоволен больше, чем вы. Не падайте духом! Если вы сами идете на охоту на медведя, готовьтесь к ней серьезно.

Что мне вам пожелать? Пусть ни один медведь в вашей жизни не выскочит на вас неожиданно. Что касается сорокового медведя, то попробуйте забыть про него. Сплюньте в левую сторону через плечо три раза, постучите по дереву и отмахнитесь от этой приметы, как от черного кота на дороге. Может быть, вы у медведя тоже сороковой, а он об этом даже и не подозревает! Если вы в чемто, когда-то побеждали себя, то вы обязательно победите и медведя! С такой уверенностью и охотьтесь!

Карта проезда
Как к нам добраться
ООО “Перегрин” 2007 | Документы